Мирча ЛУЧЕСКУ: «Фонсека уничтожил Коваленко»

Мирча ЛУЧЕСКУ: «Фонсека уничтожил Коваленко»

Бывший главный тренер «Шахтера» Мирча Луческу в эфире программы «Вацко Light» на YouTube рассказал о своей работе в донецком клубе и вспомнил много интересных ситуаций. Сравнение чемпионатов Чемпионат России сильнее украинского! Раньше, когда «Днепр», «Металлист», «Черноморец» были в порядке, сильнее был украинский чемпионат. Украинцы выигрывали у россиян все матчи, включая товарищеские. Сейчас – однозначно российский. На футбол очень влияет экономика. Российские команды лучше, поскольку там больше инвестиций как внутри, так и извне. У них богатые владельцы: дошло до того, что даже президент Чечни поддерживает свой клуб напрямую. Они улучшили инфраструктуру, построили стадионы, которые отлично заполняются. Инфраструктура на Украине – очень плохая. Кроме Ахметова здесь нет людей, готовых инвестировать в футбол. Раньше было больше инвесторов, тот же Коломойский. Тогда много российских тренеров приезжало на Украину: Семин, Газзаев, иностранцы вроде Хуанде Рамоса. Когда-то УПЛ был в топ-6 чемпионатов Европы. Я уверен в том, что все наладится, ведь украинцы очень любят футбол. УПЛ должна вернуться к системе с 16 командами. Возглавить «Динамо» из Киева? Нет. Сейчас это даже не обсуждается. У них был шанс, когда я покинул «Шахтер», но сейчас – 100% нет. Я пытался повторить опыт «Шахтера» в «Зените», в частности, задействовать молодежь питерского клуба. Из-за этого у нас возник конфликт с руководством «Зенита». Я любил как игроков основы, так и запаса. Про несостоявшиеся покупки На молодежном чемпионате мира нас впечатлил Неймар, но оказалось, что за ним уже охотилась половина Европы. «Шахтер», возможно, мог заплатить за него 17 миллионов евро, но для нас это была огромная сумма. Ахметов очень хотел приобрести Неймара, но мы все же решили, что 17 миллионов многовато. «Шахтер» мог взять Алекса Сандро из «Порту», но выбрали Исмаили. Это решение принимал не я, как и вообще при трансферах. Я мог посоветовать, подискутировать, но финальное решение оставалось за руководством и Ринатом Ахметовым. Про Нери Кастильо Однажды я привел Нери Кастильо на пресс-конференцию и у него хватило наглости класть ноги на стол во время того, как я разговаривал. Такие игроки не имеют права выходить на поле за «Шахтер». Я вынес вердикт Нери, и команда меня поддержала. Сегодня мне достаточно 10 минут, чтобы решить, подходит игрок той или иной команде или нет. Кастильо нам удалось продать за деньги, а вот Бернард и Факундо Феррейра ушли бесплатно. Так не должно быть. Футбол – это шоу, игра и бизнес. Про Фонсеку и Коваленко Почему я раскритиковал Фонсеку? Потому что он ни разу не поблагодарил Луческу за то, какую команду я ему оставил. Он уничтожил Коваленко. Ни один молодой игрок «Шахтера» после меня не перешел в топ-клуб. У Фонсеки была одна цель – выигрывать трофеи и уехать за границу. Я же ставил перед собой другие цели: выигрывать трофеи, строить команду и продолжать жить здесь. Он просто пользовался моим багажом весь период работы в «Шахтере». Самые сильные футболисты Матузалем – самый талантливый. Тайсон, Марлос, Дуглас Коста, Виллиан – все прекрасны. Но лучше остальных прогрессировал Алекс Тейшейра. Помню, когда он только появился в «Шахтере»: он был не похож на футболиста. Мне даже досталось за Тейшейру от президента, мол, зачем я убеждал его купить. Но я обладал терпением, я даже сменил его позицию. Тейшейра играл и в опорной зоне, и на бровке, пока я не передвинул его под нападающим. Он забил 24 гола, и мы продали его за 50 миллионов евро. Самый сильный украинец в «Шахтере»? Ракицкий. Тимощук и Степаненко тоже очень сильны. Переход Ракицкого в «Зенит»? Ракицкий все сделал верно. У него не сложились отношения с Фонсекой, у них не было такой химии, как у нас с ним. Если бы не события 2014 года, «Шахтер» бы дошел до полуфинала или финала Лиги чемпионов. С нашими болельщиками, президентом, верящим в успех, бразильцами. Мы бы дошли до финала, заслуженного финала. О бразильцах в клубе Жадсону и о его похождения? Бразильцы привыкли к такому образу жизни. Они обожают яйца, а тут я прихожу со своей диетой и запрещаю им их есть. Этим я могу навредить им ментально и физически. Я просил их быть аккуратнее со многими продуктами, но если их организм справляется с колой, то в чем проблема? Питание нужно не запрещать, а адаптировать под футболистов. Главное – отношение тренера к игрокам. Всю свою карьеру в «Шахтере» я посвятил тому, что помогал бразильцам и адаптировал их. Бразильцы переходят только в те клубы, где чувствуют себя комфортно, как дома. Потому что они привыкли жить толпой, человек по 15. Они забирают с собой всех: родственников, друзей, это их стиль. Есть много хороших игроков по всему миру, но шоу на поле устраивают только бразильцы. Аргентинцы и уругвайцы больше предпочитают порядок, они жесткие и дисциплинированные. Нашей задачей в «Шахтере» было дарить зрителю спектакль. Эффективность и результат отходили на второй план. Если бы мы ставили другие задачи, в команде были бы аргентинцы и уругвайцы. Лень бразильцев? Как говорится, 2 бразильца терпимо, а 3 – уже катастрофа. У меня их было 13, и всех необходимо было поддерживать на высоком уровне. Я часто менял бразильца на бразильца, а не на украинца, потому что с ними непросто в таких моментах. Я воспитывал бразильцев, и в этом – ключевой фактор успеха. Выучить язык? Да, мы проводили с ними уроки русского языка. Но достаточно быстро я понял, что они напрочь лишены терпения и усидчивости. В итоге мне пришлось выучить португальский! Все наши встречи я проводил исключительно на португальском. Он был далек от идеала, но бразильцы понимали, что от них требуется на поле. Некоторые ребята все же выучили русский язык: Фернандинью, Жадсон. До сих пор созваниваемся с ними и говорим по-русски. О дисциплине в команде На сборах в 2014 году случилась дикая ситуация: мы возвращались домой после игры с «Лионом» в гостиницу. В номере меня набрали из ресепшна и сообщили, что 8 игроков «Шахтера» не хотят возвращаться на Украину. Оказалось, их подговорил какой-то Киа Джурабчан – агент и бандит. Среди «бунтарей» был и Луис Адриану. У меня был серьезный разговор с игроками. Я поставил им ультиматум: либо вы возвращаетесь на Украину в течение 10 дней, либо я строю новую команду без вас. Через 3 дня они были на базе. Я был так зол, что хотел избить Джурабчана. Я всегда настаиваю на дисциплине. Но не армейской, а бытовой. Без нее у нас бы не было столько трофеев. Когда я пришел в «Шахтер» в 2004 году, о нем в Европе никто не знал. До этого при Невио Скале команда уступила «Аустрии» в еврокубках – 1:5. У нас в команде было много бразильцев, и я обучал их, как правильно одеваться, общаться с другими людьми, развиваться вне футбола. Проблемы были с Бернардом и Элано. Они дебютировали тогда за сборную Бразилии и поймали «звезду». Они никого не уважали, опаздывали на тренировки. За все время Бернард не приехал вовремя на тренировку ни разу! Все время был в смартфоне. Еще проблемный был Кастильо – у него были проблемы с воспитанием. Как игрок он полностью меня устраивал. Но результат на поле возможен только между людьми, у которых отличные взаимоотношения. Они должны уважать друг друга. Бернард опаздывал, Фред занимался баловством, тяжело было вначале с Дугласом Костой. Даже не помню, сколько раз Фреда выгонял с тренировок. С этими игроками было очень сложно! О президенте клуба Ринате Ахметове Мы с Ахметовым были убеждены, что аншлаг на домашних матчах «Шахтера» был возможен только на новой арене. Так появилась идея построить для команды «Донбасс Арену». Я был убежден, что оптимальная численность стадиона – 30 тысяч человек. Тогда Ахметов возразил мне и сказал: «Шахтеру» нужен стадион на 50 тысяч! Наши планы сбылись. «Шахтер» демонстрировал шоу, а стадион забивался до отказа. Ринат обожает петь в караоке. Мы регулярно с ним ходили туда и вместе пели. Так продолжалось до 2014 года, пока не случилась трагедия в Донецке. Когда мы переехали в Киев, в наших отношениях произошел разлад. Мы перестали видеться – 1-2 раза в год, на дни рождения. В том «Шахтере» происходили странные вещи. Я пытался остановить развал команды. Может быть, вы в курсе, но несколько месяцев «Шахтер» базировался вне Украины – сначала в Австрии, а затем в Швейцарии. Мы ждали, когда нормализуется ситуация в Донецке. Часы от Ахметова за 100 тысяч евро? За время своего пребывания в «Шахтере» я заработал для клуба более 500 миллионов евро. Участие в Лиге чемпионов, громкие трансферы – я заслужил подобные подарки. Где сейчас часы? Они хранятся дома. Сейчас я ношу часы «брегет» – их мне презентовал Срна от всей команды за победу в украинском чемпионате. Я несильно дорожу коллекцией: одни часы подарил Рэзвану, другие – внуку. Вино? Бокал хорошего вина в день – не проблема. Главное, чтобы оно было действительно хорошим. Я 9 лет провел в Италии, где пьют вино, а не пиво. Отсюда и моя привычка. Ринат Ахметов не пил вообще, пока не пришел я. Когда в роли «собутыльника» выступал я, ему понравилось распивать вино. Блиц-вопросы Другие увлечения? Рисование. У меня чудесная коллекция картин: румынских и европейских авторов. Люблю ходить в музеи, рассматривать картины, наслаждаться искусством. Во время выездов у нас в «Шахтере» была традиция: чтобы не засиживаться в отелях, мы ходили по городу и обязательно посещали музеи. Однажды я повел ребят в музей в Глазго, где мы играли с «Селтиком», а бразильцы оттуда втихаря сбежали. Потом сбежали и другие. В итоге со мной к концу экскурсии остались одни украинцы. Блюдо: карбонара или борщ? Борщ! Красное вино или виски? Красное вино. Свободный вечер: художественный фильм или футбольный матч? Когда Лига чемпионов, то футбольный матч. А когда показывают украинскую премьер-лигу – включаю художественный фильм. Выиграть чемпионат мира или Лигу чемпионов? Все-таки чемпионат мира. Его ты можешь выиграть один раз в жизни, а ЛЧ – хоть каждый год, как Зидан. Тимощук или Срна? Срна. С ним я работал значительно дольше. Он смог адаптироваться к моему стилю. «Шахтер» или «Зенит»? «Шахтер»! Роналду или Месси? Месси! Клопп или Симеоне? Диего, потому что он начинал со мной. Он мой подопечный. Но для меня лучший тренер мира – Алекс Фергюсон, ведь он руководил «Манчестер Юнайтед» 22 года. Тяжело оставаться тренером одной команды на столь длительное время. Это отличный опыт, ведь тренер ежегодно должен повышать планку, искать новую мотивацию для себя и игроков. Обычный тренер работает с командой год-два, особенно если он придерживается одного и того же стиля игры, тренировок и мышления. То же самое могу сказать и про президента. Хороший президент задает тон на длительную дистанцию, создает фундамент для достижения успеха.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

В СБУ объяснили освобождение российских моряков с захваченного танкера "Было страшно кому-то сказать": Бузова шокировала признанием о причинах развода с Тарасовым "Уральские пельмени" могут уйти с ТВ из-за цензуры "Вокруг разбросаны мины": переговоры спасателей после взрывов в Дзержинске попали в Сеть Эксперты: рубль "молится" на Центробанк

ЦИТАТА "Устойчивый рост городской экономики влияет на уровень кредитного рейтинга Москвы."
© Fitch Ratings
Лента публикаций